На Руси тоже когда-то был свой старик – Дед Трескун. Из истории празднования Нового года.

Новый год не всегда отмечали первого января, вернее, его всегда отмечали первого числа, но вот с месяцем постоянно экспериментировали. Известно, что, начиная с десятого века, Новый год в Киевской Руси встречали первого марта, в XV веке это торжество перенесли на первое сентября. Петр Первый, прорубив окно в Европу, изменил календарь в соответствии с западноевропейским календарем. И Новый год стали праздновать первого января, правда, снова с отставанием на четырнадцать дней от Григорианского календаря.

Новый год не всегда отмечали первого января, вернее, его всегда отмечали первого числа, но вот с месяцем постоянно экспериментировали. Известно, что, начиная с десятого века, Новый год в Киевской Руси встречали первого марта, в XV веке это торжество перенесли на первое сентября. Петр Первый, прорубив окно в Европу, изменил календарь в соответствии с западноевропейским календарем. И Новый год стали праздновать первого января, правда, снова с отставанием на четырнадцать дней от Григорианского календаря.
Новое начало года приживалось с большим трудом: первое января – это конец Святочной недели. К этому дню все уже уставали от традиционного разгула и веселья. Главную традицию Нового года – украшать дома ёлками и ёлочными украшениями – Петр Первый перенял у протестантской Германии и насаждал сурово, что было весьма сложно: на Руси ель считалась непременным атрибутом погребальных ритуалов (траурные венки делаются из еловых веток, лапником выстилают дорогу к кладбищу). На Новый год Петр Первый объезжал дома ближних стольников. Хозяина дома, в котором не было елки, приказывал бить батогами. Следующую поправку в календарь внесли большевики в 1917 году. Они не только подстроили его под европейский, но и Новый год отменили, как ненужный. Праздничные елки были истреблены как пережиток. Но затем передумали: необходим был отсчет следующего года. И в 1930-м году в Кремле устроили самую большую елку страны. С того времени в России празднуют два Новых года – по новому и старому стилю, чем немало удивляют весь мир.
В Западной Европе и Америке святой Николай традиционно считался дарителем подарков. Из голландской песенки о святом Николае (Зантка Клауса) появился известный всему миру – Санта Клаус. Уже в 1927-м году газета “Нью-Йорк Таймс” описывает его так: “Огромного роста, в красной мантии, шапочке и белыми бакенбардами, мешком, полным подарков, красным носом и густыми бровями”. Вопреки устоявшемуся мнению, компания “Кока-кола” не имеет никакого отношения к созданию образа Санта Клауса, ничего нового она не внесла в его образ, а лишь популяризовала его благодаря своей обширной рекламной кампании.
В наших краях под Новый год детям также дарили подарки, но уже не Санта Клаусы. На Руси тоже когда-то был свой старик – Дед Трескун. И говорят, что характер он имел очень суровый. Но с веками подобрел, потом дали ему внучку – юную Снегурочку. И хотя в некоторых странах Санта Клаусы по-прежнему одиноки, в России Дед Мороз почти всегда появляется вместе со Снегурочкой. Некоторые утверждают, что в Россию Дед Мороз пришел вместе с реформами Петра Первого, большого любителя западных обычаев. Но за триста лет в России европейский Санта Клаус приобрел русские черты и стал Дедом Морозом, имеющим ряд отличий от своего западного коллеги. Прежде всего, Дед Мороз связан не с Рождеством, а с Новым годом, который в России празднуется раньше Рождества. Дед Мороз одет по-русски – в долгополую шубу, подпоясанную тканевым кушаком (а не кожаным ремнем, как Санта-Клаус). Шуба может быть красной, голубой, синей и вообще любого цвета (у Санта-Клауса она всегда красная). На голове у Деда Мороза круглая русская шапка, отороченная мехом, а борода длинная и пышная, часто довольно бесформенная. В советское время Деда Мороза с нетерпением ждала детвора, поскольку Новый год был единственным традиционным праздником, где детям дарили подарки.