Туберкулез

Четвертого апреля этого года в областном противотуберкулезном диспансере скончалась от туберкулеза молодая женщина. В это лечебное заведение она попала за пятнадцать часов до смерти, когда спасти ее было уже невозможно. До этого ее три месяца лечили в трех городских больницах от других болезней, так и не установив правильного диагноза. За это время больную ни разу не осматривал фтизиатр. По заявлению родственников умершей городская прокуратура проводит проверку в этих лечебных учреждениях. Мы же, не претендуя на истину в последней инстанции, предлагаем вам свою версию развития событий.

Сразу отметим, что по разным причинам (вполне возможно, что и объективным) нам не удалось встретиться с врачами, которые лечили Ольгу Лавринову от пневмонии, гинекологического сепсиса, ревматизма, назначали ей операцию по поводу болезни Крона. Но доподлинно известно, что каждый из этих диагнозов последовательно снимался в очередном лечебном учреждении, куда больная поступала в карете скорой помощи неизменносо значительным ухудшением состояния здоровья. Она умерла через неделю после операции. В нашем распоряжении оказались пять рентгеновских снимков легких Ольги и посмертный эпикриз из истории болезни. А еще было желание областных и городских фтизиатров разобраться в этой истории и заявить, в который раз, о катастрофическом положении дел на всех фронтах борьбы с туберкулезом.
По свидетельству рентгенолога городского тубдиспансера Евгении Добровольской, на первом снимке от двенадцатого января следов туберкулеза не видно. Зато снимок от тридцатого января дает основания заподозрить туберкулез.
Евгения Добровольская, врач – рентгенолог Днепропетровского гортубдиспансера:
– Можно думать о мельчайших очажках поражения. Можно было сделать томограмму и боковой снимок, томограмму можно было сделать через средостение, чтобы исключить воспаленные лимфоузлы.
В это время Ольга лежит в ревматологическом отделении первой городской больницы. Снимок от четырнадцатого февраля признан нашим экспертом некачественным, зато на снимке от двадцать седьмого февраля усиление легочного рисунка и в нижних отделах – мельчайшие очажки. Можно подумать об отеке легких. Наблюдается снижение прозрачности легких с обеих сторон. Больная нуждалась в дополнительном обследовании. В то время как описание этого снимка, сделанное в девятой горбольнице, гласит: “Патологии нет”.
Александр Родионов, муж умершей:
– Мы просили неоднократно, в каждой больнице, где она проходила лечение. Они отвергали вызов фтизиатра и инфекциониста по простым причинам: состояние больной не укладывается в рамки заболеваний.
В руки фтизиатров Ольга попала менее чем за сутки до смерти.
Алексей Кравцов, врач – паталогоанатом, производивший вскрытие:
– Там был миллиарный туберкулез легких, были поражены практически все доли. Поражены все органы и головной мозг. Складывается впечатление, что была очень сильно угнетена иммунная система. Какого генеза, я затрудняюсь ответить на этот вопрос.
Дмитрий Крыжановский, главный врач областного клинико – лечебного объединения “Фтизиатрия”:
– Сегодня однозначно можно сказать, что в организме что-то произошло, что резко снизило иммунитет. Она практически не сопротивлялась инфекции. С чем это связано, мне судить сложно.
Могло ли повлиять на снижение иммунитета массированное лечение антибиотиками, преднизолоном, а также операция по удалению части кишечника, установит расследование прокуратуры, которое проводится сейчас в больницах города. Но наиболее очевидные истоки этой трагедии, по мнению специалистов, лежат в несвоевременной диагностике. Попросту говоря, туберкулез у Ольги просмотрели. И не только у Ольги. В области растет число больных, у которых туберкулез выявлен в запущенной форме. В прошлом году таких больных, по данным Дмитрия Крыжановского, было триста двадцать один. Ольга Лавринова – одна из тех, кто открыл счет жертвам туберкулеза в году нынешнем. Кто следующий?

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com